«Аптека «Авиценна»: реальный бизнес или схема?

Обвинения в дроблении фармбизнеса ценой более 30 000 000 руб.

Дело Ф02-1906/2018, 04АП-539/2018, А19-6999/2017

В 2008 владелица сети «Аптека «Авиценна» (24 аптеки) Татьяна Мунина решила продать свой бизнес и стала разукрупнять его с целью продажи по частям. Аптеки, расположенные в собственных помещениях, были переведены в одно ООО, а для точек в арендованных помещениях было открыто ООО другое.

По мнению налоговой, бизнес был разделен исключительно в целях налоговой оптимизации. Использование тремя юрлицами «одного товарного знака в рамках единого имущественного комплекса и коллектива для осуществления одного вида деятельности с учетом совокупной выручки этих организаций свидетельствует, по предположению налоговиков, о неправомерном применении взаимозависимыми организациями ЕНВД». Налоговая не принимала доводов налогоплательщика о цели разделения бизнеса для продажи и вменяла ему получение необоснованной налоговой выгоды. Кроме того, налоговая обратила внимание на «круговорот» сотрудников внутри обществ: общества в своей работе использовали трудовые ресурсы сторонней организации ООО «Партнер-Т», в которой работали сотрудники, ранее работавшие в ООО «Авиценна» и которые после расторжения Договора с ООО «Партнер-Т» вернулись обратно в другие общества налогоплательщика. Налоговая «снесла» расходы по данному договору и не признала вычеты по НДС.

  1. В суде налогоплательщик сумел доказать, что не преследовал цели получения необоснованной налоговой выгоды и разделение имело экономическое и организационное основание. Суд оценил обстоятельства дела и пришел к выводу о том, что все участники «схемы» на самом деле являются самостоятельными субъектами, самостоятельно несут налоговое бремя и контролируют свои доходы и расходы. Доводы налоговой о противоположном являются формальными и не основаны на доказательствах и реальном изучении взаимоотношений сторон.

Какие доказательства и факты использовала налоговая:

  • одни и те же помещения (на самом деле помещения находились на разных этажах),
  • один и тот же бренд (на самом деле брендом пользовались возмездно и  по соответствующем договорам),
  • один и тот же сайт (на самом деле стороны стремились к экономической выгоде в виде экономии расходов по созданию и эксплуатации сайта),
  • об общих сотрудниках (которым не запрещено увольняться и наниматься на работу куда хочется. К тому же они были реально трудоустроены, фактически осуществляли соответствующую трудовую деятельность и  получали зарплату за свою работу),
  • совместное участие в программах производителей фармпрепаратов (на самом деле каждый платил за себя самостоятельно),
  • довод налоговой о том, что единственным поставщиком якобы подконтрольных компаний был налогоплательщик, не соответствует действительности (в действительности его доля на более 10%).

Вроде бы уже немало, но доводы слишком уж формальные. Также суд обратил внимание, что иных доказательств подконтрольности расчетов, совместного использования выручки или изъятия ее в пользу налогоплательщика, наличие нерыночных сделок между участниками «схемы», фактов влияния должностных лиц на принятие решений и т. п. налоговые органы не предоставили. А в соответствии с материалами дела участники «схемы» являются самостоятельными со всеми необходимыми ресурсами для ведения заявленного вида деятельности. Т. е. суд акцентировал внимание именно на том, что в деле нет главных признаков схемы.

  1. Кроме того, довод налоговой о дроблении оборотов на несколько компаний, две из которых применяют ЕНВД с целью получения необоснованной налоговой выгоды, нелогичен  — при применении ЕНВД вообще нет ограничения по оборотам.

А вот определяющий с т. з. доказательств получения необоснованной налоговой выгоды при данном дроблении критерий — дробление для обхода ограничения по численности работников для применения ЕНВД (дробление штата сотрудников) — налоговым органом не доказан, так как не опровергнута реальность трудоустройства работников в разные организации и осуществления ими фактической трудовой деятельности.

 

  1. Относительно спорного контрагента налогоплательщика ООО «Партнер-Т» суд указал инспекции, что совместная деятельность налогоплательщиков и их взаимозависимость — это нормальное для бизнеса явление и само по себе не является нарушением. Суд изучил реальный характер взаимоотношений сторон и пришел к выводу, что контрагент был реально работавшей, самостоятельной организацией и его работники в самом деле выполняли заявленные работы. При заключении договора налогоплательщик имел реальные деловые цели: перевод малоквалифицированного персонала, увеличение объемов продаж непрофильного товара, снижение собственных издержек, связанных с продажей такого товара, улучшение управляемости персоналом. Достижение указанных целей позволило получить ООО «Аптека Авиценна» дополнительный экономический эффект, а также уменьшить количество персонала.

Напомню об иных успешных делах фармкомпаний, отбившихся от обвинений в дроблении:

Постановления Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2017 по делу № А71-7587/2016, АС Западного округа от 06.08.2015 № Ф07-4939/2015 по делу № А56-67658/2014, Дальневосточного округа от 21.01.2015 по делу № А04-1655/2014, ФАС Поволжского округа от 18.06.2014 по делу № А55-17026/2013 — выделение нового вида деятельности, который ранее компания не осуществляла.

Фармкомпания, которая занималась исключительно производством и оптовой торговлей лекарствами, создала сеть из отдельных юридических лиц — аптек для торговли лекарствами в розницу. Суды отклонили доводы о «дроблении» и фиктивности субъектов, потому что нельзя говорить о дроблении бизнеса, так как отдельным юридическим лицам передано то направление деятельности, которым существующая организация никогда не занималась. При этом каждая из созданных аптек имела свой персонал, помещения и вела фактическую деятельность по розничной продаже лекарств, получив для этого соответствующую лицензию.

Самое время вспомнить слова самого Авиценны «Нет безнадежных больных. Есть только безнадежные врачи».

By |Сентябрь 21st, 2018|Блог|